Руководитель лаборатории по пересадке органов Научно-исследовательского института скорой помощи имени Н.В. Склифосовского Владимир Демихов

 © РИА Новости. Тихонов
 Российское трансплантологическое общество объявило 2016 год годом Владимира Петровича Демихова.

Даже тот, кто далек от медицинской науки, вероятно, слышал о созданной Демиховым собаке с двумя головами. Отношение же коллег к Владимиру Петровичу при его жизни было сложным: от жесткой критики экспериментов по пересадке органов и даже открытой травли, и до искреннего восхищения.

Сегодня заслуги Демихова признаны во всем мире. Недавно памятник ученому был установлен в новом здании Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов. Центр носит имя другого прославленного хирурга — академика Валерия Ивановича Шумакова, который первым в России провел пересадку сердца человеку. Она стала возможна во многом благодаря экспериментам Демихова.»Открытие памятника Владимиру Петровичу — еще один очень серьезный урок, который должен научить российское здравоохранение видеть таланты, поддерживать их самим». Эти слова российского министра здравоохранения Вероники Скворцовой и сегодняшнее очевидное внимание государства к трансплантологии вселяют надежду на то, что научные открытия из этой области медицины будут становиться все более доступными для пациентов.

 © РИА Новости. Михаил Озерский
Двуглавая собака создана советским хирургом Владимиром Петровичем Демиховым

Круг жизни

Ежегодно в мире выполняется более 50 тысяч трансплантаций различных органов, в том числе около полутора тысяч — в России. Большую часть (около тысячи) составляют операции по пересадке почки. За последние два года значительно выросли объемы трансплантации и других жизненно важных органов: например, сердца — вдвое, печени — втрое.

Успешно развиваются направления, новые для российской клинической практики, — трансплантация легких и мультиорганная трансплантация. Как правило, под этим словом подразумевается пересадка двух органов: печени-почек, сердца-легких, поджелудочной железы-почек. Последнее актуально для больных с хронической почечной недостаточностью и на фоне сахарного диабета первого типа.

Время ожидания трансплантации в российском здравоохранении стремятся сократить — например, благодаря недавно узаконенному финансовому обеспечению донорства и мероприятиям по развитию донорской службы.

Трансплантацию органов сейчас проводят 43 медицинские организации в 22 регионах страны. В своей работе они опираются на новейшие достижения клинической медицины и «родственных» наук — иммунологии, молекулярной биологии и биохимии, биомеханики и биоинженерии.

Большие перспективы открывает такое экспериментальное направление, как имплантируемая система вспомогательного кровообращения. Она в полном смысле слова спасительна для пациентов, ожидающих донорский орган, или для тех, кому трансплантацию сердца в силу каких-либо причин провести невозможно.

Важную роль в создании современных систем искусственного кровообращения сыграл Валерий Шумаков. Под его руководством Институт пересадки органов и тканей стал ведущим научно-исследовательским центром, разрабатывающим проблемы трансплантологии, создания и применения искусственных органов.

В сотрудничестве специалистов Центра с другими российскими учеными был создан и запущен в серийное производство первый отечественный искусственный левый желудочек сердца — аппарат вспомогательного кровообращения с автономным источником питания на основе имплантируемого осевого насоса.

Он получился компактным, надежным, простым в эксплуатации. На очереди — создание осевого насоса для двухэтапной трансплантации сердца у детей и отработка методики бивентрикулярного обхода сердца с помощью осевых насосов.

Свой, не имеющий аналогов вариант «пламенного мотора» предложили в новосибирском НИИ патологии кровообращения имени академика Е.Н.Мешалкина. Вместо лопастного здесь применен дисковый насос, который позволяет уменьшить площадь контакта деталей с кровью и существенно снизить риск образования тромбов.

Говорящая голова

Исследователи полагают, что идея поддерживать жизнь пациента с помощью искусственной системы кровообращения появилась еще в 1812 году, но не получила тогда должного развития.

Воплотить ее в реальность смог российский физиолог Сергей Сергеевич Брюхоненко. В 1924 году он создал, а в 1925-м запатентовал автожектор — аппарат, являющийся аналогом сердца теплокровных животных и способный выполнять с помощью электромоторов два круга кровообращения.Благодаря автожектору Брюхоненко провел серию впечатляющих опытов с головой собаки, отделенной от туловища. В 1928 году делегаты третьего съезда физиологов СССР стали свидетелями безусловных проявлений жизни у изолированной собачьей головы: она реагировала на свет, направленный в глаза, на удары молотком по столу и даже ела (скормленный кусочек сыра выходил при этом по пищеводной трубке). Все это представлялось настолько фантастическим и многообещающим, что привлекло внимание широкой публики во всем мире.

 © РИА Новости. Михаил Озерский
Двухголовая собака, созданная в научной лаборатории профессора Владимира Демихова

Одним из тех, кто попал под обаяние идей Брюхоненко, стал Бернард Шоу.

«Эксперимент, — писал он, — должен быть осуществлен над человеком науки, жизнь которого подвергается опасности по причине неизлечимого органического недуга — например, рака желудка, — который угрожает лишить человечество результатов деятельности его мозга.

Что может быть легче, чем спасти такого гения от смерти тем, что ему отрежут голову, причем освободят его мозг от рака, в то время как необходимая циркуляция крови будет поддерживаться через обрезанные артерии и вены его шеи, так что великий человек сможет продолжать читать нам лекции, обучать нас, давать нам советы, не будучи связанным недостатками своего тела.

Я испытываю прямо-таки искушение дать обрезать голову мне самому, чтоб я впредь мог диктовать пьесы и книги так, чтоб мне не мешали болезни, чтоб я не должен был одеваться и раздеваться, чтоб мне не нужно было есть, чтоб мне не приходилось делать ничего другого, как только производить драматические и литературные шедевры».

Это наверняка напомнило вам сюжет книги «Голова профессора Доуэля». Действительно, ее автора, Александра Беляева, тоже вдохновили идеи Брюхоненко.

Создание искусственного сердца было неотступным желанием и для Владимира Петровича Демихова. Еще будучи студентом третьего курса, он доказал возможность поддержания кровообращения в организме собаки с помощью пластикового насоса с электроприводом. А позднее выполнил уникальную операцию по замене сердца собаки на донорское.

 © РИА Новости. Тиханов
Хирург Владимир Демихов вынимает сердце из сосуда, предназначенное для пересадки другой собаке

Один из десяти

По данным медицинской статистики, потребность в трансплантации сердца удовлетворяется в России менее чем на 10%. Это заставляет не только активизировать научные разработки, но и увеличивать возможности донорского ресурса. Одновременно с этим минимизируются противопоказания к постановке в лист ожидания, и все больше пациентов с критической сердечной недостаточностью получают свой шанс. Кроме того, расширяются показания к механической поддержке кровообращения, которая позволяет пациенту дожить до трансплантации.

Еще один научный прорыв связан с возможностью трансплантации при несовместимости групп крови донора и реципиента. Создание персонифицированного алгоритма подготовки реципиентов существенно увеличило число пациентов (в том числе младенческого возраста), получивших трансплантат печени.

Исследование, проведенное для изучения результатов трансплантации печени у детей, показывает, что после операции нормализуется титр инсулиноподобного фактора роста, и маленькие пациенты быстро восстанавливаются.

Новую веху в трансплантологии открывает недавно подписанный президентом Федеральный закон «О биомедицинских клеточных продуктах». Он, в частности, должен дать толчок разработкам, которые касаются создания органов для трансплантации, не вызывающих реакции отторжения.

У российских ученых уже есть опыт «выращивания» биоискусственных органов с помощью современных методов молекулярной биологии и генетики. Наши ученые создали особые 3D-«каркасы», которые можно имплантировать в организм, чтобы запустить там механизм регенерации собственных клеток.

Кроме того, нашим специалистам удалось создать биоинженерные конструкции поджелудочной железы, печени, хряща. Были успешно проведены доклинические исследования реконструкции трахеи, мочеточника.

«На данном этапе мы достигли многого. Качество жизни наших пациентов позволяет им заниматься спортом, работать, создавать семью, вынашивать беременность и рожать здоровых детей. А в случае, когда реципиентами являются дети — не только выживать, но и полноценно расти и становиться взрослыми, — сказал прессе главный трансплантолог Минздрава России Сергей Готье.

«Остается много нерешенных проблем. Существует проблема биоэтики. Существуют проблемы консервации органов и многие другие. И, конечно, существуют вопросы принятия обществом позиции по отношению к органному донорству, которое является основой любой трансплантационной системы в любой стране. Это возможно только при взаимопонимании профессионалов и населения».