This post is also available in: Английский

При обсуждении темы трансплантации тела критики часто поднимают вопрос биологической совместимости тканей. Конечно, в случае применения пересадки чужих органов такая тема имеет логическое обоснование, хоть она и частично решаема с помощью узконаправленных иммуносупрессантов (лекарственных препаратов, понижающих иммунитет).

Однако собственно трансплантация — это крайний способ спасения жизни. Большая часть людей, которая страдает от отсутствия подвижности, стала инвалидами благодаря болезням и травмам позвоночника. Итальянский нейрохирург Серджио Канаверо обещает решение их проблем, но насколько его способы безальтернативны?

Общаясь с российскими учеными, я вижу, что альтернативы для многих таких случаев уже существуют, по крайней мере в активной фазе разработки.

Сегодня я расскажу о методике, в которой при лечении задействуются собственные ткани организма, тем самым снимая проблему отторжения. В этом мне помог разобраться профессор НИИ травматологии и ортопедии им. Приорова Георгий Агасиевич Степанов.

Трансплантология, хирургия, операции на позвоночнике

Профессор Степанов из ЦИТО имени Приорова

Как отказаться от «импортной» нервной ткани?

Проблема создания новых способов восстановления нервной ткани и реконструкции спинного мозга сегодня как никогда актуальна. Существующие в настоящее время операции при тяжелой позвоночно-спинномозговой травме, такие как стабилизация позвоночного столба, к сожалению, не всегда достаточны.

При таком повреждении прежде всего страдают все анатомические структуры позвоночного столба, что приводит к нарушению кровообращения спинного мозга и к постепенному разрушению или защемлению нервной ткани. Российские ученые нашли решение этой проблемы, которое доктор Степанов называет «Пластика спинного мозга комбинированным сосудисто-невральным аутотрансплантатом».

Как рассказывает профессор, сам спинной мозг со своими оболочками представляет собой многослойную трубку, похожую на кровеносный сосуд. Поэтому ученые предлагают использовать для операций на нем и его восстановления те технологии, которые сегодня применяются или разрабатываются для починки поврежденных сосудов. Основным материалом для пластических операций являются собственные сосуды больного и нервы из других тканей тела.

К примеру, нерв, помещенный в вывернутый наизнанку кровеносный сосуд, будет защищен от агрессивного воздействия спинномозговой жидкости, благодаря чему его можно свободно вводить в поврежденный сегмент спинного мозга и соединять с разорванными нервными волокнами.

Подкожные вены, превращаемые в «оболочки» для нервных волокон

 Такой трансплантат не только соединяет концы спинного мозга, но и служит своеобразной защитой для оболочек спинного мозга благодаря его упругости и гладкой поверхности. Как рассказал российский ученый, его научная группа получила два патента, описывающих эти методики восстановления спинного мозга.

Как отмечает Степанов, данная методика уже широко используется в медицинской практике, и подготовка подобных «чехлов» для нервной ткани и ее пересадка в поврежденные сегменты позвоночника полностью безопасна для пациентов. На сегодняшний день подобные операции были успешно реализованы для 162 больных, страдавших от травм или болезней спинного мозга.

По словам медика, в первые 3 — 6 месяцев после операции больные постепенно начинают ощущать свои конечности и мышцы, чувствовать прикосновения к коже, ощущать свой мочевой пузырь и другие органы, что было подтверждено замерами по международным критериям оценки.

Медицина и закон

Схема подготовки транспланта на базе сосуда голени и одного из нервов ног

Все эти удивительные результаты, рассказывает ученый, являются плодами 15 лет работы по разработке новых микрохирургических операций, которые были представлены в 52 публикациях в рецензируемых научных журналах и в ходе десятков научных конференций за рубежом и в России.

К сожалению, из-за перемен в системе здравоохранения России и запрета травматологам делать операции без нейрохирургов, несмотря на то, что десятки лет эти операции выполняли и травматологи (яркий пример — академики Юмашев и Аганесов), эту крайне важную работу в клинике пришлось остановить. У профессора Степанова сертификата нейрохирурга и микрохирурга нет, хотя все эти операции были выполнены им лично.

Сейчас он по временному договору подряда проводит работу на крысах с целью доказать, что сосудисто-невральные трансплантаты способны проводить сигналы из одной части спинного мозга в другую, о чем в ЦИТО готовится целый фильм.

Лично я надеюсь, что данная история этим не закончится и министерство сможет найти способы индивидуального подхода к исследованиям такого рода, так как в них нуждаются сотни тысяч людей по всему миру, и именно такие технологии являются действительно перспективным экспортным продуктом.

© Фото: предоставлено Г.А. Степановым

This post is also available in: Английский