В операционной

Глубокие порезы, открытые раны… Основным способом их лечения было и остается соединение тканей. На протяжении своей истории изобретательное человечество использовало для экстренной хирургической помощи самые разнообразные, иногда — экзотичные и даже шокирующие приемы, материалы и приспособления.

Зубные нити и муравьиные головы

«Если вы считаете, что ушивание штанов и другое подобное рукоделие — это исключительно женское занятие, у вас будет очень немного времени, чтобы передумать, пока ткани на раненой конечности с наложенным жгутом не начнут отмирать. Советуем в походах всегда иметь при себе набор для шитья, рыболовную леску или нить для зубов, при помощи которых можно зашить рану в полевых условиях и до приезда в больницу быстро остановить даже очень сильное кровотечение».Эти рекомендации, адресованные современным туристам-экстремалам, могут быть дополнены опытом из самой глубины веков, подтверждающим, что в форс-мажорных ситуациях можно обойтись и подручными средствами.

Согласно древней индийской рукописи, к предварительно сведенным краям раны надлежало поочередно подносить больших черных муравьев. После того как челюсти насекомого впивались в кожу и фиксировались буквально намертво, их туловище отделялось за ненадобностью.

Таким же образом, но уже без ущерба живой природе, врачеватели сшивали кожные лоскуты сотни и тысячи лет спустя. В конце XIX века были в ходу серфины Видаля и пружинные скобки Герфа — простые, дешевые, пригодные для многократного использования.Их более поздняя модификация, известная как скобки Мишеля, применяется в хирургической практике и поныне. Это небольшие плоские металлические пластины, загнутые края которых имеют зазубрины с внутренней стороны. В дополнение выпускаются простые, как ножницы, инструменты для наложения скобок на рану и для последующего их снятия.

Такие «застежки» для поврежденных тканей выгодно отличаются от «рукодельных» швов. Они легче и быстрее накладываются, а вследствие отсутствия шовного материала уменьшают риск инфицирования и способствуют скорейшему заживлению раны.

Однако при всех своих достоинствах эти приспособления долгое время не позволяли справиться с ключевыми проблемами хирургии — например, не удавалось добиться поддержания асептичности операционного поля, обеспечить полную герметичность швов. Надежды возлагались на совершенствование конструкции механических сшивающих аппаратов.

Одной из первых получила широкое распространение в хирургической среде так называемая пуговка Мерфи, которая состоит из двух плотно соединяющихся деталей. Внутри каждой — полый цилиндр: один входит в другой и надежно фиксируется благодаря специальным пружинящим крючкам и винтовой нарезке.Современники изобретателя были убеждены: «Пуговка Мерфи — величайшее достижение века, и придет такое время, когда она еще поспорит с традиционным способом хирургического шва».

Этот прогноз сбылся лишь отчасти. За прошедшую сотню лет было предпринято немало попыток модернизировать способы и устройства для формирования компрессионного шва. К сожалению, многие идеи оказались нежизнеспособными — или в силу технологической сложности, предполагающей «штучный» выпуск изделий, или по причине недостаточной проработки деталей, затрудняющей проведение операций.

Первые сшивающие аппараты отличались по принципу действия. Одни были похожи на канцелярский степлер, другие — на швейную машинку. В двадцатых годах прошлого века аппарат для механического сшивания снабдили генератором электрического тока, что позволило проводить коагуляцию кровеносных сосудов.

В сороковых годах к работе по созданию хирургических сшивающих аппаратов подключились советские ученые.

Первой отечественной разработкой, не имеющей аналогов в мире, стал сосудосшивающий аппарат (ССА) группы изобретателей во главе с Василием Федотовичем Гудовым. Признавая огромную значимость этого изобретения, иностранцы окрестили его «советским спутником в хирургии».

Искусством выполнения ручного сосудистого шва владели очень немногие, наложение же шва механического не требовало от хирурга уникальных талантов, но главное — умножало шансы на успех операции.

В 1947 году один из прототипов ССА испытал в ходе эксперимента основоположник мировой трансплантологии Владимир Петрович Демихов. Годом позже при помощи циркулярного сосудосшивающего аппарата он выполнил фантастически сложную операцию по пересадке сердца и легких в грудную клетку собаки и в дальнейшем проводил опыты по трансплантологии органов только с использованием сшивающих аппаратов.

В 1959 году на XVIII конгрессе Международного общества хирургов в Мюнхене Демихов продемонстрировал в эксперименте на собаке механический шов сонной артерии, вызвавший, по свидетельству очевидцев, такой же фурор, как и проведенная параллельно показательная операция на открытом сердце. Надо ли пояснять, почему после возвращения из Мюнхена Владимир Петрович стал невыездным…

Это было как озарение

Проводя операции по пересадке жизненно важных органов, Демихов выявил недостатки конструкции сосудосшивающих аппаратов и за неимением более совершенного инструмента был вынужден заняться разработкой самостоятельно. По его чертежам специалисты московского завода «Калибр» изготовили оригинальный прибор — линейный двухскобочный ушиватель Демихова. Он исключал необходимость ручного ушивания при негерметичном шве, поскольку позволял одновременно накладывать на сосудистую манжетку сразу две скобки в два ряда по вертикали.Тем не менее, Демихов считал свое изобретение не более чем промежуточным вариантом решения проблемы и рассчитывал на появление механического сшивающего аппарата принципиально нового вида.

В 1962 году за создание такого инструмента взялся Михаил Разгулов, юный ученик Демихова. Больше года он работал над тем, чтобы исключить осложнения в сшитых сосудах диаметром от 3 до 6 мм (именно это чаще всего сводило на нет все усилия Демихова при пересадке сердца, печени, второй головы и т.д. в эксперименте на собаках). Идея возникла внезапно.

«Я шёл из метро ВДНХ к проспекту Мира, — вспоминает Михаил Михайлович, — и вдруг озарение. Я остановился и на несколько секунд отключился от окружающего меня мира. Очнулся лишь от грохота трамвайной сигнализации. Я оказался на трамвайной линии, а в 50-80 см от меня остановился трамвай. Водитель и окружающие люди кричали на меня, а я никак не мог понять, как здесь оказался. Очнувшись, я извинился перед всеми, вернулся к метро и на лавочке зарисовал то, что подарил мне мой, а может быть, и не мой мозг в это мгновение. И лишь потом мне стало страшновато — ведь я мог попасть под трамвай.

Хирурги Владимир Демихов и Михаил Разгулов

В этот момент мне пришла идея по созданию нового способа сшивания кровеносных сосудов с помощью металлических клипс. Я долго рассчитывал параметры клипсы так, чтобы она не повредила сосудистую стенку и достаточно прочно и герметично адаптировала концы сшиваемых сосудов. В домашних условиях из тонкой жести толщиной 0,2-0,25 мм я изготовил первые клипсы и приступил к конструированию самого аппарата, который мог бы одномоментно загибать сразу все 4 клипсы».

Для технического усовершенствования способа и аппарата потребовалось провести более сотни сшиваний резиновых трубочек и десятки опытов на живых собаках. Под свою ответственность Демихов разрешил студенту Разгулову использовать сконструированный им аппарат при сшивании сонных и бедренных артерий у собак, взятых в эксперимент по пересадке сердца. Ни в одном из этих испытаний ученик не подвел учителя.

Аппараты, предложенные Михаилом Разгуловым, получили название СК (сшиватели клипсовые). Три их разновидности — СК-4, СК-6 и СК-10 — защищены авторскими свидетельствами и предназначены для работы на кровеносных сосудах диаметром от 3 до 10 мм. Они с успехом могут применяться и в ходе пластических операций на мелких и средних артериальных стволах, и даже в экстремальных «полевых» условиях (в период военных действий или стихийных бедствий). Время наложения анастомоза не превышает двух-трех минут. Отсутствие проколов в линии шва не создает условий для тромбообразования и распространения инфекции в стенке сосуда. Благодаря изобретению Разгулова впервые в хирургической практике появилась возможность сшивания сосудов, пораженных атеросклерозом с выраженным кальцинозом.

Аппараты для сшивания кровеносных сосудов клипсами СК-4 и СК-6
Продолжая работу над конструкцией аппарата, Михаил Михайлович создал его универсальную модификацию (УСА), предназначенную для быстрого сшивания крупных сосудов — аорты, артерий, вен. При этом сосуд достаточно выделить из окружающей ткани не более чем на 8-10 мм. Такой возможности не обеспечивает ни один другой сшивающий аппарат в мире.Несмотря на это, ажиотажа вокруг разработок Разгулова нет. Но хочется верить, что забвения им все-таки удастся избежать.